Св. Ефрем Сирин Толкование на книгу Исход Главы 5-10

Глава 5

     Моисей и Аарон собрали старцев и сотворили пред ними знамения, как им было повелено. Моисею поверили, как сказал ему Господь, и пошли вместе к фараону и сказали ему: сия глаголет Господь... отпусти люди Моя, да праздник сотворят Мне в пустыни (Исх.5:1). Фараон, или ради сонма старшин народных, или узнав о знамениях, какие перед ними сотворены Моисеем и Аароном, без жестокости говорит им: вскую, Моисей и Аарон, развращаете люди моя от дел их? (Исх.5:4). Но когда продолжали они просить, чтобы отпустил Евреев, царь воспламенился гневом и вместо того, чтобы просить знамения, спросил: Кто есть Господь, Егоже послушаю гласа? (Исх.5:2). Поскольку сказал он: "Кто сей Господь?", не видимый ему ни в каком образе, то нужно стало, чтобы Господь соделался видимым ему в знамениях. И несомненно, что фараон этим грубым вопросом: Кто есть Господь? - навлек на себя последующие казни. Для жестокосердия его недовольно было сказать это, но к слову своему присовокупил он и то, что запретил давать Евреям плевы (солому), чтобы больше было им труда, чтобы не имели они покоя и не думали об исшествии (солому давали Евреям для делания кирпичей). И разыдошася людие... собирати тростие на плевы (Исх.5:12). Евреи с трудом могли находить плевы, потому что был месяц Нисан, время цветов, а не Таммуз (Фамуз) или Ав (Ов), время плев. Поэтому книгочии народа Еврейского без милосердия биени быша (Исх.5:14) приставниками фараоновыми... и возопиша к фараону... и рече им... праздни есте (Исх.5:15,17), поэтому проситесь идти и принести жертву Богу. Видяху же книгочии сынов Израилевых... во злых (Исх.5:19) и в присутствии Моисея жаловались Господу на Моисея и на бывших с ним. И сказал Моисей Господу: Отнележе глаголах к фараону... Твоим именем, не только не совершилось избавление народа от бедствий, как надеялся он, но бедствия с этого времени еще более умножились.

Глава 7

   И рече Господь к Моисею: "Если фараон будет просить знамения, повергни жезл пред ним... и будет змий". Созва же фараон... волхвы, и сотвориша... чарованиями своими такожде (Исх.7:8-9,11), то есть сделали нечто подобное. А если сказано, что соделали сие чарованиями своими, то не значит это, что сделано было нечто необычайное, потому что употребили они, по обыкновению, собственное свое искусство. Если же думали, что победили Моисея, сделав нечто подобное совершенному им, то впали в непростительную вину. И пожре жезл Моисеев оных жезлы (Исх.7:12). Думавшие о себе, что изменяют природу вещей, не могли даже и жезлов своих спасти от жезла Моисеева. Жезл пожрал жезлы, чтобы смерть не пожрала Египетских первенцев. Пожранные жезлы вразумляли Египтян, что если не покаются, то истреблены будут их первенцы. Потому и сказано было им об этом предварительно, чтобы они покаялись и не постигло их бедствие. Потому и казни этой, как тягчайшей, назначено было быть последней, чтобы, если вразумятся первыми казнями, избавиться им от истребления первенцев, что было тягостнее всех прочих наказаний.

     И рече Господь к Моисею: "Ожесточилось сердце фараоне". Не сказал Бог: "Я ожесточил сердце фараоново", но говорит: "Ожесточися сердце фараоне, и не хочет отпустити людий". И еще сказал Господь Моисею: "Иди к нему и стань на брезе речнем" (Исх.7:14-15). Фараон вышел на реку или с намерением поутру принести реке жертву, или по обычаю всякий день ходил туда утром, чтобы прохладиться. Вероятнее же, что царь Египетский, по доверчивости к волхвам, совершал жертвоприношение реке Египетской. Выходит Моисей и говорит фараону от лица Божия, чтобы отпустил Евреев. Но фараон не согласился, и Моисей удари воду речную (Исх.7:20). И воды, которые осквернил прежний фараон кровью потопленных младенцев, преложились в кровь. И рыбы, которые прежде кормились телами младенцев, изомроша (Исх.7:21). И эта казнь послана была только для устрашения, чтобы вместо первенцев умерли рыбы. Поскольку же Египтян не убедило истребление рыб, то должно было убедить избиение первенцев. Сотворшиа же и волсви... волхвованиями своими такожде (Исх.7:22). Волхвы не были удержаны Моисеем. Если бы они сделали что-то вопреки Моисею, то он остановил бы их немедленно (как удержал и обратил их в бегство, когда покрыл струпами). Поскольку же действовали они заодно с ним и против своих, то не воспрепятствовал им с ним поражать Египет. Так сердце, коварное и восстающее против Бога, и самому себе неверно. Волхвам надлежало поражать тех, которые поражали и их, и народ их. Но они делали то же, что Моисей: поражали себя и Египтян. Поэтому Моисей не удерживал их. Хотя старались они закрыть язвы Египта, однако же делали их только большими. И волхвы были вразумляемы этим, что не в силах они изменить природу вещей, хотя казалось им, что изменяют ее. Ибо изменение воды в кровь для Египтян было мучительно и тяжело. Но превратить кровь в воду, что было бы неприятно Моисею, а волхвам отрадно, - этого не сделали они, потому что и не могли этого сделать. Они делали только то, что привычно было делать их искусству. И после этого опять Писание не говорит: "Господь ожесточил сердце фараона", но: ожесточися сердце его... и не послуша их, якоже рече Господь. Потом возвратився же фараон вниде в дом свой, и не положи себе... сего во уме (Исх.7:22-23).

Глава 8

     Когда фараон и этим не был убежден, тогда снова простре Аарон руку свою (Исх.8:6). В жезле виден образ Креста: им начаты все казни, когда пожрал он змиев, в знаменование будущего истребления всех идолов; им и окончены, когда разделено море и потоплены Египтяне, во образ предаваемых гибели Хананеев. И излезоша жабы и покрыша землю Египетскую. Сотвориша же и волсви... волхвованиями своими такожде (Исх.8:6,8). Если бы волхвы любили Египет, то к действительным жабам Моисеевым не присовокупили бы своих мечтательных жаб. Поэтому они и не врачевали Египет, потому что не могли истребить жаб Моисеевых, но и не поражали его, потому что вместо жаб показывали их призраки. Они не поражали, не врачевали, потому что производили одни мечтания. Вымер один род - род рыбы, явился другой род - жабы, чтобы не приведенные в чувство смертью рыб пострадали от живых жаб. Изомроша жабы... и собраша я в стоги стоги, чтобы не подумали Египтяне, будто бы жабы были один призрак. Но когда бысть отрада, отяготися сердце фараоново, и не послуша их (Исх.8:13-15).

     Аарон снова жезлом своим удари в персть земную: и быша скнипы в человецех и в скотех и по всей земле. Твориша же и волсви волхвованми своими, стараясь не умножить скнипов, как сделали в предшествующей казни, но истребить их, и не возмогоша (Исх.8:17-18). Поэтому, когда искусство их было уничижено и открылась его суетность, исповедали они: перст Божий есть сие. Но фараона не убедили ни Моисей, ни волхвы его, говорившие: перст Божий есть сие. Потому сказано не так: Бог ожесточил сердце его, но: ожесточися сердце его и не послуша их, якоже рече Господь (Исх.8:19). Поскольку от претворения воды в кровь, от жаб и скнипов земля Гессемская, где жили сыны Израилевы, страдала так же, как и земля Египетская, то, насылая новую язву - песиих мух, Бог произвел разделение между землями: на Египет навел мух, а на землю Гессемскую не навел. Фараон говорит Моисею и Аарону: "Шедше, без страха и как угодно вам, пожрите жертву... Богу вашему в земли (Исх.8:25) нашей". Моисей же отвечает ему: "Мы в жертву Богу приносим тельцов и овец, а вы поклоняетесь им. Если перед взором Египтян принесем в жертву богов Египетских, то камением побиют ны. Напротив того, путем триех дний пойдем... и пожрем Господу (Исх.8:26-27), как повелено нам".

     И рече Фараон: аз отпущаю вы, и пожрите Господу... вашему в пустыни: но не далече простирайтеся ити: помолитеся убо и о мне (Исх.8: 28). Но как скоро прекратилась язва и не стало песиих мух, фараон нарушил свое слово и не отпустил народ.
Глава 9

     После этого Бог послал смерть на скот, но положил разделение между скотом Евреев и скотом Египтян. Когда же и это не убедило фараона отпустить народ, тогда Моисей пред очами фараона пепел пещный... разсыпа... и быша гнойнии струпи... на человецех и на скотех. И не можаху волсви стояти пред Моисеом (Исх.9:10-11), потому что не могли на телах Евреев произвести подобия струпов, да и на их телах не было уже места, где могли бы они произвести подобие струпов.

     Потом Бог говорит: "Аз испущу вся казни Моя (Исх.9:14) на дом и народ фараонов". И присовокупляет: "Сего ради поставил Я тебя (Исх.9:16) в противление (то есть для того не поразил тебя предшествовавшими казнями, чтобы показать на тебе крепость Мою в казнях, какие наведу на землю твою). Се, Аз одождю... заутра град мног зело. Ныне убо потщися соврати скот твой (Исх.9:18-19), оставшийся у тебя после язвы, да не побьет его град". Ясно, что Бог не хочет поражать Египет. Это очевидно и из того, что заранее возвещает, чем накажет, чтобы Египтяне покаялись и Ему не наказывать их, и из того, что повелевает потщиться (поспешить), и собрать скот. Но если бы собрали они скот, как было им сказано, то для чего было бы идти граду? Граду должно было идти, чтобы видимо было чудо, когда градом побит будет скот у неповеривших. И скот должно было собрать, чтобы видна была участь принесших покаяние. Итак, град и огнь (Исх.9:24) сходят вместе, и град не угашает огня, и огонь не поедает града. Напротив того, огонь воспламеняется от града, как от хвороста, и град раскаляется от огня, как железо в печи, но не сжигает деревья. Крепость столетних деревьев сокрушается градом, но огонь, бывший в граде, не касается садов, виноградников и даже оград.

     И рече... фараон Моисею: согреших ныне (Исх.9:27). Но разве не согрешал фараон прежде сего, когда ожесточался? Действительно, согрешал он и прежде, но не так, как согрешил в этот раз. Его предостерегали, повелевая собрать скот, но он не послушался. И за это постигло его наказание более тяжкое, чем предшествовавшие, потому что безрассудство его возросло. Изыде же Моисей, и при воздеянии рук его громове престаша... и дождь не укану на землю (Исх.9:33), - или исчезнув в воздухе, или поднявшись в облака. Ибо равно было удобно как падать ему из облаков, так и возвратиться в них. Однако и после этого фараон и рабы его ожесточились, и не отпустили народ.

Глава 10

     Рече же Господь к Моисею глаголя: "Вниди к фараону и не страшись гордости его. Аз бо ожесточих сердце его (Исх.10:1) в терпении казни. В руки твои отдал Я его, чтобы изведал ты покаяние его не потому, что неизвестна Мне лживость его (ибо Я заранее говорил тебе, что фараон не послушает вас), но чтобы совершились над ним знамения, о которых бы рассказывали в последующих родах ваших". И сказал Моисей фараону: "Если не отпустишь люди моя, се, аз наведу... пруги... и поядят весь останок... оставшийся (Исх.10:4-5) после града". Рекоша же раби фараоновы к нему (Исх.10:7): "Долго ли будем мучиться, удерживая этот народ? Пусть идут и принесут жертву Господу Богу своему, чтобы и мы сами не были поражены, так же как истреблены поля и стада наши. Или не знаешь, что весь Египет стал пустыней?" И сказал фараон Моисею: "Идите (Исх.10:8), но если возьмете с собой все имение свое, то опасаюсь, что кто-нибудь из царей причинит вам зло". - "Если бы охранял ты народ от зла, то не делал бы ему зла в собственной земле твоей. Если бы удерживал его по любви, то не отягощал бы его жесточайшим игом, запрещая давать ему плевы. Конечно же народ, с которым Сам Бог, творящий все чудеса, не боится брани с человеком". Навел Моисей пругов, истребили они траву и все, что осталось после града. И сказал фараон: Согреших пред Господем... и к вам: простите убо мой грех еще ныне (Исх.10:16-17). Если бы фараон был ожесточен, то не сказал бы этого, ибо ожесточенному сердцу чуждо покаяние. Но если поражаемый умоляет, а избавляемый упорствует, то значит, что он свободен. То и другое свидетельствует, что он властен над самим собой.

     По слову Моисееву пруги исчезли, как скоро фараон начал раскаиваться. Но поскольку колебался он в своем намерении, то Моисей наводит на весь Египет тьму, продолжающуюся три дня и три ночи. Евреям же бяше свет (Исх.10:23), чтобы получили они успокоение от трудов и собрали все свое имущество, готовясь к исходу. И сказал фараон Моисею: "Идите с женами и детьми, и послужите Господу (Исх.10:24); оставьте только имущество свое в удостоверение, что возвратитесь". Моисей отвечал: "Не многочисленны стада наши для великих жертв, какие должны мы принести Богу нашему. Поэтому и ты должен на жертву Богу нашему дать (Исх.10:25) нам своего скота, если только остался у тебя; мы же не вемы (Исх.10:26), что будем приносить в жертву Богу, пока Сам Бог не отделит угодного Ему из стад наших". Ожесточи же Господь сердце фараоново, и не восхоте отпустити (Исх.10:27) народ. Если Бог ожесточает сердце, то в сердце, которое ожесточает Бог, не могут происходить перемены. Если же фараон, терпя наказание, говорит: "Отпущу", а по миновании казни удерживает и не отпускает Евреев, то значит, что ожесточение сердца его было не от Бога, но от внутреннего расположения, по которому во время наказания готов он соблюдать заповедь, а как скоро получает облегчение, попирает законы.