БИБЛЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ ВЕТХОГО ЗАВЕТА. проф. Лопухин А.П. ПЕРИОД СЕДЬМОЙ (От разделения царства до разрушения храма Соломонова вавилонянами.) XLVI Внутреннее состояние избранного народа в VII периоде. Состояние окружающих народов. Летосчисление.
Период разделения избранного народа на два враж­дебных между собою царства повлек за собою не только ослабление политического могущества народа, но и паде­ние его в религиозно-нравственном отношении. Та склонность к нечестию и идолопоклонству, которая проявлялась в народе и во время монархии, не находила противовес в благочестии царей, наблюдавших (в лучшие годы своего правления) за исполнением религиозно-нравственных за­конов Моисея, с разделением царства получила государст­венное одобрение и поощрялась всем направлением поли­тики в царстве Израильском. Цари последнего, начиная с Иеровоама, выставили идолопоклонство как знамя своей политической независимости, и в видах упрочения своего престола всеми средствами отчуждали народ от храма ие­русалимского. При таком направлении царство Израиль­ское было навсегда потеряно для домостроительства Бо­жия, и хоть Бог, по Своей великой милости, воздвигал в нем великих пророков, будивших своею проповедью и чу­десами преступно-дремлющую совесть царей и народа, но их проповедь уже не могла отвратить этого царства от то­го пути религиозно-нравственного заблуждения, на кото­рый оно вступило и который неминуемо вел его к поги­бели. Все лучшие надежды сосредоточились тогда в царст­ве Иудейском, в столице его Иерусалиме, «который Бог избрал Себе для пребывания там имени Его». Но «и Иу­да также не соблюдал заповедей Господа Бога своего, и по­ступал по обычаям израильтян, как поступали они» (4 Цар. 17:19). Тогда стало очевидно, что и царство Иу­дейское не может быть верным носителем вверенного из­бранному народу обетования, и оно также должно было погибнуть, но не навсегда. В нем оставалось все-таки боль­ше здоровых религиозно-нравственных задатков, и потому, хотя оно также, как и царство Израильское, подверг­лось разрушению, и народ был отведен в плен, но плен был для него лишь временным испытанием, и народ иу­дейский должен был опять возвратиться в свою землю, чтобы вновь засветился «светильник Давида, раба Божия», пока не придет исполнение времен.
Но чем немощнее становился избранный народ, тем все сильнее раздавался голос Божий, будивший преступно спящую совесть народа. По мере религиозно-нравственно­го падения народа, все явственнее и громче повторились ему обетования о Спасителе, — единственном Избавите­ле, на которого должен был уповать народ в годины сво­их ужасных бедствий. В это именно время один за другим выступают величайшие пророки, которые вместе с други­ми (малыми) и словом, и делом предсказывают о прибли­жающемся исполнении времен и в этих пророчествах не только подробно указываются признаки пришествия Мес­сии, но и с изумительною точностью описывается вся Его земная жизнь от рождения от Девы (Исаия 7:14) в Виф­лееме (Мих. 5:2), до дарования нового завета (Иерем. 31:31), страдания (Ис. 53:5), воскресения (Ос. 6:2) и из­лияния Духа Божия на всякую плоть (Иоиль 2:28). Бого­служение продолжало совершаться по установленному раньше порядку в храме иерусалимском, но благолепие его все более падало по мере падения самого царства. При благочестивых царях оно возвышалось, как напр. при ца­рях Иосафате, Езекии, Иосии, а при нечестивых самый храм подвергался осквернению и даже закрывался для богослужения, как это было особенно при Ахазе и Манассии. Богатства его постепенно расхищались как внешними завоевателями, так и самими парями иудейскими, кото­рые за неимением других средств к уплате дани или кон­трибуции пользовались для этого сокровищами храма. Са­мый храм, по мере огрубения религиозно-нравственного чувства в народе, полагавшем благочестие в мертвой об­рядности, терял свое высокое значение, и пророки откры­то проповедовали преимущество внутреннего благочестия над внешним, превосходство дел милости и любви над обрядовыми делами жертвоприношений. С разрушением Иерусалима Навуходоносором погиб и храм, и самый ков­чег завета исчез бесследно.
По мере того, как избранный народ все более стано­вился неспособным быть живым носителем и хранителем завета Божия и обетований о Спасителе, получала все большее в этом отношении значение письменность, кото­рая достигла ко времени падения царств высокого разви­тия. Главными представителями просвещения были про­роки, которые по-прежнему составляли религиозные братства или пророческие школы, достигшие наиболее цветущего состояния при пророках Илие и Елисее. После этих двух величайших представителей устного пророчест­ва начинает все более развиваться писанное пророчество, как дававшее более возможности для сохранения изрека­емых истин в наступившие смутные и тяжелые времена жизни народа. Так составились относящиеся к этому вре­мени одиннадцать книг пророков, написанных пророками Ионой, Осией, Амосом, Иоилем, Исаией, Михеем, На­умом, Аввакумом, Авдием, Софонией и Иеремией. Про­роком Иеремией составлена еще особая книга под назва­нием «Плач Иеремии», в которой оплакивается падение Иерусалима. К этому же периоду относится и происхож­дение неканонической книги «Иудифь», содержащей ис­торию подвига этой доблестной израильтянки.
В гражданском управлении с разделением монархии сделались неизбежными политические смуты, ослабляв­шие оба государства и часто переходившие в междоусоб­ные опустошительные войны. Но в царстве Иудейском на­блюдается больше устойчивости и порядка, чем в царстве Израильском. В нем престол, согласно обетованию Бо­жию, неизменно сохранялся в роде Давидовом и вообще переходил от отца к сыну; между тем, в царстве Израиль­ском новоучрежденная династия Иеровоама закончилась его сыном, и затем следовал целый ряд цареубийств и узурпаций, вследствие чего цари быстро сменялись на из­раильском престоле. На пространстве от разделения цар­ства до одновременного умерщвления Охозии, царя иу­дейского, и Иорама, царя израильского, Ииуем (что со­ставит период в 95 лет) на престоле иудейском сменилось только шесть царей, между тем как на израильском десять царей, и в течение всего 258-летнего периода от разделе­ния до падения царства Израильского на израильском престоле сменилось 20 царей, между тем как на иудей­ском только 12, — явное доказательство большей устой­чивости правления в последнем. Как этою неустойчивостью, так и тем, что в царстве Израильском нагло попира­лись все законы справедливости (история Навуфея) и тем подтачивались самые основы государственной и общест­венной жизни, объясняется и то, что царство Израильское на 134 года пало раньше Иудейского. Притом, оно погиб­ло окончательно, между тем как последнее воскресло к новой политической жизни и просуществовало до основа­ния истинного духовного царства Давида его Божествен­ным Сыном, Царем вселенной.
Позорная слабость избранного народа в этот период проявилась в том, что он все более терял предназначенное ему положение — быть светом для всех остальных наро­дов. Вместо того, чтобы нравственно господствовать над окружающими народами и подготовлять их к приобще­нию к царству Божию, народ израильский сам всецело поддался  растлевающему  влиянию  этих  народов,   и  не только в царстве Израильском, но и в царстве Иудейском идолопоклонство вполне водворилось на почве земли обе­тованной и часто торжествовало над истинной религией, особенно при Манассии, который поставил истукан омер­зительной Астарты в самом храме Божием. Такое состоя­ние было тем более печально, что культ языческих наро­дов становился все более омерзительным и безобразным по тому безнравственному влиянию, которое он произво­дил. Отсюда суеверие и развращение были неизбежными следствиями такого культа, и в этом отношении избран­ный народ часто падал даже ниже своих совратителей-язычников. Последние, конечно, только радовались такому падению израильского народа и во время его гибели от­крыто высказывали свое злорадство. При виде разрушения обоих царств, особенно Иерусалима, аммонитяне злорад­но восклицали: «а! а! о святилище, потому что оно пору­гано; о земле Израилевой, потому что она опустошена, и о доме Иудином, потому что они пошли в плен» (Иезек. 25:3). Моав и Сеир с презрением говорили: «вот и дом Иудин, как все народы!» (ст. 8). Филистимляне, видя ги­бель израильского народа, «поступили мстительно, и мсти­ли с презрением в душе, на погибель, по вечной неприяз­ни» (ст. 15). Некогда дружественный Тир теперь говорил об Иерусалиме: «а! а! он сокрушен — врата городов; он обращается ко мне; наполнюсь: он опустошен» (Иезек. 26:2). А Эдом жестоко мстил царству Иудейскому за вы­несенное некогда от него рабство и злорадно восклицал: «Разрушайте, разрушайте до основания его» (Пс. 136:7). Что касается состояния окружающих народов, то, как видно было из самого хода истории, за этот период про­изошло много переворотов в их судьбе. После временного ослабления могущественнейших монархий древнего Вос­тока Египта и Ассирии, — ослабления, давшего возмож­ность израильским единодержавным царям расширить свое государство до крайних пределов его владения, опять началось усиление этих государств, и уже при Ровоаме египетский фараон Сусаким начал делать обычные походы вглубь Азии, причем взял и ограбил Иерусалим. Вместе с тем, на северо-востоке от обетованной земли успело весь­ма усилиться новое государство — Сирийское, которое, имея свой столицей Дамаск, славный своею древностью и богатством, обладал достаточным могуществом, чтобы по­стоянно угрожать обоим царствам еврейским. Но вот за Евфратом опять начало быстро возрастать могущество Ас­сирии, на престоле которой является ряд неукротимых во­ителей, жаждущих завоевания. Могучей рукой они двину­ли свои полчища на запад, разрушили Сирийское царство, оттеснили египтян, покорили все мелкие государства — вплоть до финикийских городов, и под ударами этих вои­телей пало царство Израильское, как ближе лежавшее к военной дороге ассирийских завоевателей. Непрестанные походы, однако же, ослабили Ассирию: Ниневия была взя­та и разрушена соединенными силами мидян, египтян и вавилонян, и могущество Месопотамии сосредоточилось в Вавилоне. Египетские фараоны хотели воспользоваться этим ослаблением своей давнишней соперницы, и Нехао заявил притязания на все азиатские страны, бывшие дото­ле под владычеством Ассирии. Но он встретил грозного противника в Навуходоносоре вавилонском, который, со­крушив силу египтян, сделался властелином всей западной Азии и довершил гибель израильского народа — взятием и разрушением Иерусалима, что произошло в 19-й год его царствования в Вавилоне, именно в 588 году до Р.Х.
Основанием летосчисления VII периода служат пока­зания св. книг Царств и Паралипоменон касательно лет царствования каждого царя как в царстве Иудейском, так и в Израильском. Оно облегчается еще тем, что при сооб­щении о воцарении всякого нового царя указывается и год царствования соответствующего царя в другом царстве. Но эта двойная система счисления имеет и свои невыго­ды, так как при малейшем видоизменении цифры (что, несомненно, и случалось при переписке книг) запутыва­лось все летосчисление. В книге пророка Иезекииля все время «беззакония дома Израилева» определяется в 390 лет; эта цифра и показывает приблизительно время суще­ствования народа еврейского от Иеровоама до разруше­ния Иерусалима. Цифра эта согласуется и с частным по­казанием лет царствования царей в обоих царствах56.