БИБЛЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ ВЕТХОГО ЗАВЕТА. проф. Лопухин А.П. ПЕРИОД СЕДЬМОЙ (От разделения царства до разрушения храма Соломонова вавилонянами.) XL Слабость и нечестие Ровоама и Авии, царей иудейских, и благочестивое царствование Асы и Иосафата.

После неудавшейся попытки силой подчинить себе отложившиеся колена, Ровоам стал заботиться об укрепле­нии за собой оставшегося ему владения8. Он укрепил не­сколько городов и между ними Вифлеем, Фекою и Хеврон, превратив их в сильные крепости и снабдив оружием и провиантом. Когда определились границы Иудейского царства, то оно обняло собою не только владения двух главных колен Иудина и Вениаминова, но и прежние зем­ли колена Данова, переселившегося на север, и земли ко­лена Симеонова, настолько ослабевшего политически, что оно как бы перестало даже считаться самостоятельным коленом. Кроме того, под властию  Ровоама оставались еще покоренные раньше земли Эдома и Аммона, продолжав­шие платить дань, установленную Давидом. В нравствен­ном отношении царство Иудейское было усилено еще тем, что в него переселилось все колено Левиино — все священники и левиты, выселившиеся из царства Израиль­ского вследствие введения там идолопоклоннического культа золотых тельцов. Вследствие всего этого первые го­ды царствования Ровоама отличались значительным для тогдашнего политического состояния страны благоденст­вием. К несчастию, Ровоам наследовал от своего отца его худшие качества и содержал многочисленный гарем — из 18 жен и 60 наложниц, давших ему двадцать восемь сыновей и шестьдесят дочерей. С этим неразлучны были обычные соперничества и интриги, тем более, что Ровоам показывал явное свое предпочтение своей любимой жене Маахе, дочери (или, вернее, внучке) Авессаломовой, за сыном которой Авией упрочил наследство престола и за­ранее сделал его «главою и князем над братьями его». Что­бы ослабить их соперничество, он благоразумно «разослал всех своих сыновей по всем землям Иуды и Вениамина, во все укрепленные города, и дал им содержание большое, и прислал много жен». Но при временном благоденствии ускорилось лишь забвение недавних грозных испытаний, и Ровоам, а вместе с ним и весь народ иудейский «оставили закон Господень» и «делали неугодное пред очами Госпо­да». «И устроили они у себя высоты, и статуи, и капища на всяком высоком холме, и под всяким тенистым дере­вом. И блудники были также в этой земле и делали все мерзости тех народов, которых Господь прогнал от лица сынов Израилевых». Такое религиозно-нравственное паде­ние требовало наказания и оно явилось в лице египетско­го фараона Сусакима9.

Сусаким или Шешонк I был родоначальником новой XXII династии фараонов, сменившей прежнюю династию, в родстве с которой находился Соломон. Эта перемена ди­настии совершилась еще при жизни Соломона, и новый фараон тогда же обнаружил враждебность по отношению к дому Соломонову тем, что дал у себя приют Адеру, кня­зю эдомскому, и Иеровоаму. Теперь, воспользовавшись ослаблением политического могущества этого дома, он в пятом году царствования Ровоама предпринял поход про­тив Иерусалима. Быстро взял он несколько укрепленных городов иудейских и подступил к самому Иерусалиму. При виде страшной опасности царь и народ смирились и возопили о помощи к Богу, который и спас их от плена. Сусаким, однако же, ограбил храм и царский дворец, за­хватив с собою все их сокровища и вместе знаменитые зо­лотые щиты, сделанные Соломоном, так что Ровоам при­нужден был заменить их медными, чтобы сохранить неко­торую пышность при обычных торжественных выходах царя. Царство иудейское на время сделалось данником Сусакима, чтобы неверный народ опытом познал, «каково служить Богу и служить царствам земным».

Поход Сусакима вновь приводит Библейскую исто­рию в соприкосновение с египетской, и библейское сказа­ние о нем вполне подтверждается свидетельствами египет­ских памятников. На стенах знаменитого египетского хра­ма Карнакского (в Фивах) изображено все это событие, и среди пленных, захваченных фараоном, ясно видны плен­ники с иудейскими чертами в физиономии и одежде, и в присоединенном к этим изображениям списке покорен­ных народов и царств значится и имя «Иуда Мелхи», т.е. царство Иудейское.

Этот тяжкий урок, по-видимому, не прошел даром для царя и народа иудейского. «В Иудее было нечто доб­рое», но в общем Ровоам «делал зло, потому что не рас­положил сердца своего к тому, чтобы взыскать Господа». Он царствовал семнадцать лет, умер 58 лет от роду и был погребен в городе Давидовом. Его царствование описано было в записях пророка Самея и Адды прозорливца — в книге царских родословий.

Ровоаму наследовал сын его Авия, на восемнадцатом году царствования Иеровоама10. Он попытался еще раз си­лою возвратить себе отпавшие колена, и в начатой войне ему удалось поразить Иеровоама и отнять несколько горо­дов, в числе которых был и Вефиль. Победа эта была ре­зультатом сильного религиозного одушевления как самого царя, который укорял израильтян за введенное у них идолопоклонство, так и вообще иудеев, «которые уповали на Господа, Бога отцов своих». Но сам Авия не удержался на высоте этого доброго начала и скоро последовал дурному примеру своих предшественников: завел большой гарем из 14 жен, от которых у него родилось 22 сына и 16 доче­рей, и вообще начал «ходить во всех грехах отца своего, которые тот делал прежде него», вследствие чего и царст­вование его было непродолжительным. Он царствовал около трех лет и погребен был в городе Давидовом, пере­дав царство своему сыну Асе.

Аса, третий царь иудейский, взошел на престол на 20-м году царствования Иеровоама и царствовал в Иеру­салиме сорок один год11. Воспитавшись среди испытаний прежних царствований, он воцарился с добрым намерени­ем следовать во всем примеру великого своего прапрадеда Давида и с сердечною преданностью истинной религии приступил к очищению своего царства от накопившегося в нем религиозно-нравственного зла. «Он изгнал блудников из земли, и отверг всех идолов, которых сделали отцы его, И даже мать свою Ану лишил звания царицы за то, что она сделала истукан Астарты», который он, вместе с тем, изрубил и сжег у потока Кедронского, как некогда Моисей поступил с золотым тельцом. Впрочем, и он не до­вел своего преобразования до конца, так что не уничтожил всех «высот» с их идолопоклонническими принадлежнос­тями, предоставляя совершение этого дела своим преем­никам. Но вообще Аса показал столько благочестивой рев­ности, что его царствование на время опять сосредоточи­ло на себе благословение Божие и  отличалось полным благоденствием. Победа отца его над Иеровоамом обеспе­чила ему десятилетний мир, и он воспользовался им для того, чтобы поддержать выгодную торговлю с Аравией, востоком и богатыми серебром странами западной Евро­пы, что дало ему возможность вновь скопить значительные сокровища, как в храме, так и во дворце. Вместе с тем, он вновь укрепил важнейшие города;

Благоустроив внутренние дела государства, он собрал сильное войско в 580 000 человек — с целью низвергнуть данническое иго египтян. Узнав об этом, египетский фа­раон Зарай Эфиоплянин выступил против него с огром­ным «войском в тысячу тысяч и тремястами колесниц» и дошел до Мареши (близ позднейшего Елевферополя), в юго-западной части колена Иудина. Здесь встретил его Аса и, сильный упованием на Бога, помощь которого он при­звал в пламенной молитве пред битвой, разбил его наголо­ву, захватив громадную добычу. При победоносном возвращении его в Иерусалим его встретил пророк Азария, который своею боговдохновенною речью о благодеяниях Господа в случае упования на Него и о страшном гневе Его при отпадении от Него возбудил в царе и народе новый порыв ревности и истинной религии. «Мерзости язычес­кие» были удалены из всех иудейских городов, и царь об­новил осквернявшийся, вероятно, идолослужением «жерт­венник Господень, который пред притвором Господним». Вместе с тем, в третий месяц 14-го года своего царствова­ния Аса созвал в Иерусалиме великое народное собрание, на котором участвовали не только жители его царства, но и народ из остальных колен, и на нем был заключен тор­жественный завет, «чтобы взыскать Господа, Бога отцов своих, от всего сердца своего и от всей души своей», при­чем за идолопоклонство назначена была смертная казнь.

Это стечение в Иерусалим истинных поклонников Иеговы из всех колен, естественно, увеличивало нравст­венную силу царства Иудейского, но, вместе с тем, оно пробудило с новою силою подозрительность царей изра­ильских, вследствие чего Вааса возобновил войну против Иудейского царства и укрепил пограничную Раму, чтобы преградить своим подданным доступ в пределы Асы. К не­счастию, на этот раз Аса поколебался в своем уповании на Бога и не только призвал к себе в союзники Венадада, ца­ря сирийского, но и купил его союз дорогою ценою со­кровищ храма Господня и своего дворца. Хотя, благодаря этому союзу, нашествие Ваасы было с успехом отражено, но сам Аса должен был выслушать строгий укор за свой грех от пророка Анании, который смело укорил его за из­мену заключенному им завету, — за то, что «он понаде­ялся на царя сирийского и не уповал на Господа», чем преградил себе возможность покорения самого царства Сирийского. Но раз свернув с правого пути, человек лег­ко переходит от одного греха к другому. Аса не только не раскаялся в своем грехе, но «разгневался на прозорливца и заключил его в темницу, так как за этот укор был в раз­дражении на него». Вместе с тем, он начал притеснять и некоторых других лиц из народа в то время. В этом укло­нении от долга справедливости его постигла на 39 году царствования тяжкая болезнь ног, которая, развиваясь по­степенно, «поднялась до верхних частей тела, но он и в болезни своей взыскал не Господа, а врачей».

На 41-м году своего царствования он умер и с цар­скою торжественностью погребен был в городе Давидовом, в заранее приготовленной им себе гробнице. Несмотря на прегрешения последних лет своего царствования, он оста­вил по себе добрую память в народе, который и выразил ему свое почтение сожжением в честь его праха великого множества благовоний и умащением его дорогими искус­ственными мастями. Благословение Божие на нем сказа­лось в самой продолжительности его царствования, во вре­мя которого он был современником восьми быстро сме­нявшихся нечестивых царей царства Израильского.

Преемником его был сын его Иосафат, который вступил на престол 35 лет от роду и царствовал 25 лет12. Вместе с престолом он наследовал от отца своего лучшие начала первой половины его царствования и обладал все­ми качествами, которые делали его подобным Давиду, бывшему для него высшим образом. При нем царство Иу­дейское достигло высокой степени процветания и могуще­ства. Он начал свое царствование укреплением важней­ших городов царства, в которых разместил охранные вой­ска. Обеспечив себя от внешнего нападения, он приступил к внутреннему благоустройству и, сам «поступая по запо­ведям Божиим», энергически принялся за искоренение идолопоклонства в народе, отменял «высоты» и истреблял «дубравы», посвященные идолам. Не довольствуясь этим, он в третий год своего царствования принял более дейст­вительные меры к поднятию религиозно-нравственной жизни народа и послал некоторых своих приближенных князей, чтобы они вместе с левитами и священниками учили народ закону Божию по всем городам Иудеи. На­градой ему за такие благочестивые дела было необычайное благоденствие. Он находился в мире со всеми окружавши­ми его народами. Филистимляне платили ему дань сереб­ром, аравитяне пригоняли множество всякого скота, и мо­гущество его поддерживалось сильным войском, под на­чальством храбрых полководцев.

Такое состояние  Иудейского царства, естественно, было опасным для царства Израильского, хотя, в то же время, оно было слишком могущественно, чтобы можно было начинать против него новую войну. Так как в то же время на границе царства Израильского быстро развива­лось и крепло опасное для него царство Сирийское, то царь израильский Ахав счел за лучшее войти в тесный со­юз с Иосафатом. Последний принял это предложение и таким образом вступил в союз и даже породнился с нечестивейшим царем царства Израильского, навлекая тем са­мым целый ряд бедствий на свое собственное царство.